БОЛЬШАЯ СОВЕТСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ, БСЭ БОЛЬШАЯ СОВЕТСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ, БСЭ
Навигация:

Библиотека DJVU
Photogallery

БСЭ

Статистика:


Коммунистический Интернационал

Значение слова "Коммунистический Интернационал" в Большой Советской Энциклопедии


Коммунистический Интернационал, Коминтерн, 3-й Интернационал (1919—43), международная организация, созданная в соответствии с потребностями и задачами революционного рабочего движения
на первом этапе общего кризиса капитализма; исторический преемник 1-го Интернационала (см. Интернационал 1-й) и наследник лучших традиций 2-го Интернационала (см. Интернационал 2-й), распавшегося после начала 1-й мировой войны в результате оппортунистического перерождения и измены пролетарскому интернационализму со стороны подавляющего большинства входивших в его состав социал-демократических партий.

  Крах 2-го Интернационала побудил большевиков во главе с В. И. Лениным поставить вопрос о создании очищенного от оппортунизма 3-го Интернационала. Об этом говорилось уже в опубликованном 1 ноября 1914 манифесте ЦК РСДРП «Война и российская социал-демократия». Будучи решающей авторитетной силой в международном рабочем движении, оставшейся верной пролетарскому интернационализму, большевики под руководством В. И. Ленина развернули борьбу за сплочение левых групп в социально-демократических партиях. Одной из важнейших предпосылок создания нового Интернационала была разработка В. И. Лениным идейно-политических принципов и теоретических основ коммунистического движения (раскрытие империалистического характера 1-й мировой войны и обоснование необходимости превращения ее в гражданскую войну против буржуазии собственной страны; учение о революционной ситуации; вывод о возможности и неизбежности победы социалистической революции первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой, капиталистической стране, сформулированный впервые в 1915, и др.).

  Важным вкладом в сплочение левых социал-демократов явилось активное участие Ленина и его соратников в работе Циммервальдской конференции и Кинтальской конференции, создание Циммервальдской левой в составе Циммервальдского объединения, пропаганда большевистских взглядов по вопросам войны, мира и революции на состоявшихся в 1915 международных женской и юношеской конференциях и конференции социалистов стран Антанты. Деятельность большевиков по подготовке создания 3-го Интернационала приносила все более ощутимые результаты по мере активизации рабочего класса и постепенного освобождения от националистического угара рабочих и широких масс трудящихся, убеждавшихся на собственном опыте в гибельности социал-шовинизма. Однако основать Коммунистический Интернационал удалось лишь после победы Великой Октябрьской социалистической революции 1917, оказавшей огромное революционизирующее воздействие на весь мир и создавшей принципиально новые условия для борьбы рабочего класса в результате появления первого в мире социалистического государства. Во главе этого государства встала ленинская партия большевиков. В обстановке мощного подъёма рабочего и национально-освободительного движения в ряде стран начался процесс образования коммунистических партий. В 1918 коммунистические партии возникли в Германии, Австрии, Венгрии, Польше, Нидерландах, Финляндии. Революционно-интернационалистические позиции в это время занимали Болгарская рабочая социал-демократическая партия (тесных социалистов), Интернационально-социалистическая партия Аргентины, Левая социал-демократическая партия Швеции, Социалистическая рабочая партия Греции и др. Коммунистические группы и кружки сложились в 1918—19 в Чехословакии, Румынии, Италии, Франции, Великобритании, Дании, Швейцарии, США, Канаде, Бразилии, Китае, Корее, Австралии, Южно-Африканском Союзе и др. странах.

  В январе 1919 в Москве по инициативе и под руководством В. И. Ленина состоялось совещание представителей компартий Советской России, Венгрии, Польши, Австрии, Латвии, Финляндии, а также Балканской революционной социал-демократической федерации (болгарские тесняки и румынские левые) и Социалистической рабочей партии США. Совещание обсудило вопрос о созыве международного конгресса представителей революционных пролетарских партий, обратилось к 39 революционным партиям, группам и течениям стран Европы, Азии, Америки, Австралии с призывом принять участие в работе учредительного конгресса нового Интернационала и разработало проект его платформы.

  2—6 марта 1919 в Москве состоялся 1-й (Учредительный) конгресс Коммунистический Интернационал, на который прибыло 52 делегата от 35 партий и групп из 21 страны мира. В работе конгресса приняли участие представители коммунистических партий Советской России, Германии, Австрии, Венгрии, Польши, Финляндии и других стран, а также ряда коммунистических групп (чешской, болгарской, югославской, английской, французской, швейцарской и др.). На конгрессе были представлены социально-демократические партии Швеции, Норвегии, Швейцарии, США, Балканская революционная социально-демократическая федерация. Конгресс обсудил и принял платформу Коммунистический Интернационал, выработанную на основе указаний В. И. Ленина. Новая эпоха, начавшаяся с победы Октябрьской революции, характеризовалась в платформе как эпоха разложения капитализма, его внутреннего распада, эпоха коммунистической революции пролетариата. В порядок дня встала задача завоевания и установления диктатуры пролетариата, путь к которой лежит через сплочение всех революционных сил, разрыв с оппортунизмом всех мастей, через международную солидарность трудящихся. Ввиду этого конгресс признал необходимость безотлагательного основания Коммунистический Интернационал

  Один из важнейших программных документов Коммунистический Интернационал — представленные 1-му конгрессу тезисы и доклад В. И. Ленина о буржуазной демократии и диктатуре пролетариата. В своём докладе В. И. Ленин показал, что буржуазная демократия, которую под видом «демократии вообще» защищали партии 2-го Интернационала, всегда по сути является классовой диктатурой буржуазии, диктатурой меньшинства, в то время как диктатура пролетариата, подавляющая сопротивление свергнутых классов во имя интересов большинства, означает демократию для трудящихся.

  1-й конгресс Коммунистический Интернационал призвал рабочих всех стран объединиться на принципах пролетарского интернационализма в революционной борьбе за свержение буржуазии и установление диктатуры пролетариата, решительно выступить против 2-го Интернационала, формально восстановленного в феврале 1919 в Берне его правооппортунистическими вождями (см. Бернский интернационал). Конгресс принял Манифест к пролетариям всего мира, в котором говорилось, что собравшиеся в Москве коммунисты, представители революционного пролетариата Европы, Америки и Азии, чувствуют и сознают себя преемниками и вершителями дела, программа которого была возвещена основоположниками научного коммунизма К. Марксом и Ф. Энгельсом в «Манифесте Коммунистической партии».

  Оценивая роль, которую предстояло сыграть новому Интернационалу, Ленин писал в апреле 1919, что Коммунистический Интернационал «... воспринял плоды работ II Интернационала, отсек его оппортунистическую, социал-шовинистическую, буржуазную и мелкобуржуазную скверну и начал осуществлять диктатуру пролетариата» (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 38, с. 303). На 1-м конгрессе Коммунистический Интернационал, по словам Ленина, «... было только водружено знамя коммунизма, вокруг которого должны были собираться силы революционного пролетариата» (там же, т. 41, с. 274). Полное оформление международной пролетарской организации нового типа предстояло осуществить 2-му конгрессу.

  В период между 1-м и 2-м конгрессами революционный подъём продолжал нарастать. В 1919 в Венгрии (21 марта), Баварии (13 апреля), Словакии (16 июня) возникли советские республики. В Великобритании, Франции, США, Италии и в других странах развернулось движение в защиту Советской России от интервенции империалистических держав. Массовое национально-освободительное движение ширилось в колониях и полуколониях (Корея, Китай, Индия, Турция, Афганистан и др.). Продолжался процесс формирования коммунистических партий. В мае 1919 Болгарская рабочая социал-демократическая партия (тесных социалистов) была переименована в коммунистическую и вступила в Коммунистический Интернационал С марта 1919 по ноябрь 1920 коммунистические партии образовались в Югославии, США, Мексике, Дании, Испании, Индонезии, Иране, Великобритании, Турции, Уругвае, Австралии. О присоединении к Коммунистический Интернационал заявили Интернационально-социалистическая партия Аргентины, Социалистическая рабочая партия Греции, Левая социал-демократическая партия Швеции, Норвежская рабочая партия, Итальянская социалистическая партия, Британская социалистическая партия, Шотландская фракция английской Независимой рабочей партии, Социалистическая партия Люксембурга, а также революционные группы и профсоюзы ряда стран. Под давлением революционных рабочих заявили о разрыве со 2-м Интернационалом Независимая социал-демократическая партия Германии (НСДПГ), Французская социалистическая партия, Социалистическая партия Америки, английская Независимая рабочая партия, Социал-демократическая партия Швейцарии и некоторые другие. НСДПГ и Французская социалистическая партия начали переговоры о присоединении к Коммунистический Интернационал

  Принимая в свои ряды идущие влево социал-демократические массы, Коммунистический Интернационал не мог допустить проникновения в свои организации лиц, не порвавших с идеологией и практикой реформизма. Одной из главных задач при формировании новых компартий был разрыв с правым оппортунизмом. Вместе с тем во многих компартиях появилась угроза «слева», порожденная молодостью и неопытностью компартий, часто склонных слишком торопливо решать коренные вопросы революционной борьбы, а также проникновением анархо-синдикалистских элементов в мировое коммунистическое движение. В борьбе против «левой опасности», как и в формировании и деятельности коммунистических партий в целом, исключительную роль сыграла книга Ленина «Детская болезнь,, левизны» в коммунизме». Эта книга, обобщив опыт стратегии и тактики революционной борьбы партии большевиков, показав его всемирно-историческое значение, помогла братским партиям овладеть этим опытом. Ленин показал на примерах германского, английского, итальянского и голландского рабочего движения типичные черты «левого коммунизма»: сектантство; отрицание партийности и партийной дисциплины; отрицание необходимости работать в массовых организациях (профсоюзы, кооперативы), в парламентах, муниципалитетах и т.д. Ленин вскрыл также корни «левого» и правого оппортунизма, показав необходимость постоянной борьбы с ними.

  Выступая против сектантской узости «левых коммунистов», Ленин призывал компартии «…научиться с максимальной быстротой дополнять или заменять, если требуется, одну форму борьбы другой, приспособлять свою тактику ко всякой такой смене, вызываемой не нашим классом или не нашими усилиями» (там же, с. 89). Книга Ленина во многом определила содержание и направление работы 2-го конгресса Коммунистический Интернационал (открылся 19 июля 1920 в Петрограде, 23 июля—17 августа продолжил и завершил работу в Москве), 2-й конгресс Коммунистический Интернационал был более представительным, чем 1-й: в его работе участвовало 217 делегатов от 67 организаций (в том числе от 27 компартий) из 37 стран. С правом совещательного голоса на конгрессе были представлены Французская социалистическая партия и Независимая социал-демократическая партия Германии. Конгресс заслушал доклад Ленина о международном положении и основных задачах Коммунистический Интернационал Проанализировав сложившуюся к этому времени обстановку в мире, Ленин предупредил коммунистические партии против недооценки глубины кризиса капиталистической системы, с одной стороны, и против иллюзий о возможности автоматического краха капитализма в результате кризиса — с другой. «Надо, — говорил Ленин, —,, доказать» теперь практикой революционных партий, что у них достаточно сознательности, организованности, связи с эксплуатируемыми массами, решительности, уменья, чтобы использовать этот кризис для успешной, победоносной революции.

  Для подготовки этого,, доказательства» и собрались мы главным образом на настоящий конгресс Коммунистического Интернационала» (там же, с. 228).

  Одной из центральных задач, стоявших перед молодыми, не зрелыми ещё в идейно-политическом и организационном отношении коммунистическими партиями, было преобразование их в связанные тесными узами с рабочим классом партии нового типа. Её выполнению служило Двадцать одно условие приема в Коммунистический Интернационал, утвержденное 2-м конгрессом. Эти условия (они включали: признание партиями, вступающими в Коминтерн, диктатуры пролетариата как главного принципа революционной борьбы и теории марксизма; полный разрыв с реформистами и  центристами и изгнание их из рядов партии; сочетание легальных и нелегальных методов борьбы; признание демократического централизма как главного организационного принципа партии, беззаветную верность принципам пролетарского интернационализма и др.) были призваны оградить коммунистические партии от проникновения не только открытых оппортунистов, но и тех элементов, чья непоследовательность и тяготение к компромиссу с изменниками пролетарскому делу исключали возможность единства с ними. Те центристские партии, которые не смогли освободиться от идеологии социал-демократизма и не согласились с условиями приёма в Коммунистический Интернационал, создали в феврале 1921 на конференции в Вене так называемое Международное рабочее объединение социалистических партий, вошедшее в историю под названием «Интернационала 21/2». Последний в 1923 слился со 2-м Интернационалом (Бернским) в Социалистический рабочий интернационал (Социнтерн).

  Огромное принципиальное значение имели принятые 2-м конгрессом Коммунистический Интернационал решения по национальному и колониальному вопросам. Исходя из того, что в новую историческую эпоху национально-освободительное движение становится составной частью мирового революционного процесса, конгресс поставил задачу слить революционную борьбу пролетариата развитых стран с национально-освободительной борьбой угнетённых народов в единый антиимпериалистический поток. Возникновение социалистического государства и его ведущая роль в общемировом революционном движении открывали перед борющимися за национальную независимость народами новые возможности и, прежде всего — перспективу перехода к социализму, минуя стадию капиталистического развития. Указав на такую перспективу, конгресс отразил в своей резолюции ленинскую идею о тесном союзе всех национальных и колониально-освободительных движений с Советской Россией. Одновременно с этим конгресс указал на необходимость борьбы с мелкобуржуазно-националистическими предрассудками.

  При определении позиций компартий по аграрному вопросу конгресс исходил из ленинских принципов союза пролетариата и крестьянства и неизбежности после победы социалистической революции замены индивидуального крестьянского хозяйства коллективным, подчеркнув, однако, что в решении этой задачи необходимо действовать «... с громадной осторожностью и постепенностью...» (см. Коммунистический Интернационал в документах, М., 1933, с. 135). Конгресс принял Устав Коммунистический Интернационал, основанный на принципе демократического централизма, а также сформировал руководящий орган Коминтерна — Исполнительный комитет (ИККИ). Характеризуя историческое значение 2-го конгресса, Ленин говорил: «Сначала коммунисты должны были на весь мир провозгласить свои принципы. Это сделано на 1 конгрессе. Это первый шаг. Вторым шагом было организационное оформление Коммунистического Интернационала и выработка условий приема в него, — условий отделения на деле от центристов, от прямых и косвенных агентов буржуазии внутри рабочего движения. Это сделано на II конгрессе» (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 44, с. 96).

  В конце 1920—начале 1921 во многих странах начался первый послевоенный экономический кризис, воспользовавшись которым, буржуазия перешла в наступление на рабочий класс. Классовые бои пролетариата стали превращаться в оборонительные. Теперь стало очевидно, что сломить мировой капитализм прямым штурмом не удалось. Требовалась более основательная и планомерная подготовка революции, а это во весь рост ставило проблему вовлечения в революционную борьбу широких масс трудящихся. В Советской республике партия большевиков перешла к нэпу, который был первым звеном в осуществлении гениального ленинского плана построения социализма в одной стране в условиях капиталистического окружения. Большевики вновь показали образец умения определять политическую линию с учётом меняющейся объективной обстановки.

  В новых условиях центральное место в борьбе двух социальных сил на мировой арене — капитализма и советского государства — заняла экономика. «Сейчас главное свое воздействие на международную революцию, — отмечал Ленин, — мы оказываем своей хозяйственной политикой... Решим мы эту задачу — и тогда мы выиграли в международном масштабе наверняка и окончательно» (там же, т. 43, с. 341).

  3-й конгресс Коммунистический Интернационал (Москва, 22 июня—12 июля 1921; участвовало 605 делегатов от 103 партий и организаций, в том числе от 48 компартий из 52 стран) наметил программу перестройки коммунистического движения в соответствии с требованиями нового этапа мирового развития. Конгрессу был представлен подготовленный под руководством Ленина проект тезисов о тактике, в котором обосновывалась необходимость завоевания компартиями большинства рабочего класса. Делегаты компартий Германии, Австрии, Италии и часть делегатов Компартии Чехословакии подвергли тезисы критике «слева» и упрекали Ленина в том, что он оказался «на правом крыле конгресса». Ленинской линии борьбы за массы «левые» противопоставили так называемую «теорию наступления».

  1 июля 1921 Ленин выступил на конгрессе со своей знаменитой речью в защиту тактики Коминтерна, в которой показал как должны действовать революционеры-коммунисты, сталкиваясь с изменением реальной обстановки: не держаться старых лозунгов, правильных в прошлом, но снятых с повестки дня самой жизнью, не ограничиваться общими положениями марксизма, конкретно анализировать новую обстановку и соответственно менять политический курс, тактику. Ленин указывал, что тот, кто в сложившейся к середине 1921 обстановке требует во что бы то ни стало, сейчас же, немедленно «наступать» на буржуазию, тот толкает рабочий класс на авантюру и может погубить коммунистическую партию. Если она последует подобному призыву, то неизбежно окажется авангардом без массы, штабом без армии. Ленин показал полную теоретическую несостоятельность и политический вред требования «левых», чтобы главный удар и главные силы коммунистов в рабочем движении по-прежнему были направлены против центристов. Ленин отмечал, что в новых условиях молодые коммунистические партии, накопившие опыт борьбы с центризмом и правым оппортунизмом, должны выработать умение вести борьбу с «левизной» и сектантством. Они должны на практике доказать, что являются авангардом рабочего движения, умеют соединиться с массой, сплачивать её вокруг правильной линии, создавать единый фронт рабочего класса, идя, где это требуется, на компромиссы с другими политическими течениями и организациями. Важнейшей задачей компартий в новых условиях стало, как указывал Ленин, завоевание ими большинства рабочего класса. Конгресс подчеркнул значение борьбы коммунистических партий за ближайшие требования рабочего класса и др. слоев трудящихся.

  3-й конгресс Коминтерна единодушно утвердил разработанные под руководством В. И. Ленина тезисы о тактике. «Более тщательная, более солидная подготовка к новым, все более решающим битвам, как оборонительным, так и наступательным, — вот в чем основное и главное в решениях III конгресса», — указывал Ленин (там же, т. 44, с.98). На основе решений конгресса была выработана тактика единого фронта. В декабре 1921 Президиум ИККИ принял развёрнутые тезисы о едином рабочем фронте.

  Первым опытом применения новой тактики в международном рабочем движении была Конференция трёх Интернационалов 1922 (3-го, 21/2-го и 2-го), состоявшаяся в Берлине. Однако Ленин считал, что соглашения о совместных выступлениях, заключенные на этой конференции, были достигнуты слишком дорогой ценой, так как делегация Коминтерна (Клара Цеткин, Н. И. Бухарин, К. Радек и другие) сделала чрезмерные и не относящиеся к сути вопроса о единстве действий политические уступки представителям 2-го и 21/2-го Интернационалов. Руководство 2-го и 21/2-го Интернационалов сорвало осуществление принятых на конференции решений.

  4-й конгресс Коммунистический Интернационал (открылся 5 ноября 1922 в Петрограде, 9 ноября—5 декабря продолжил и завершил работу в Москве; участвовало 408 делегатов от 66 партий и организаций из 58 стран мира) продолжил обсуждение ряда вопросов, рассматривавшихся на 3-м конгрессе. В докладе, посвященном пятилетию Октябрьской революции и перспективам мировой революции, Ленин обосновал положение о необходимости для компартий не только уметь наступать в период подъема, но и научится отступать в условиях отлива революционной волны. На примере нэпа в Советской России он показал, как следует использовать временное отступление для подготовки нового наступления на капитализм. Перспективы мировой революции будут еще лучше, указывал В. И. Ленин, если все компартии будут учиться овладевать организацией, построением, методом и содержанием революционной работы. Зарубежные компартии «... должны воспринять часть русского опыта» (там же, т. 45, с. 293). Особо Ленин подчеркивал необходимость творческого усвоения опыта большевизма. Уделив большое внимание фашистской опасности (в связи с установлением фашистской диктатуры в Венгрии и Италии) 4-й конгресс Коммунистический Интернационал подчеркнул, что главным средством борьбы против фашизма является тактика единого рабочего фронта. Чтобы сплотить в едином фронте широкие массы трудящихся, еще не готовые к борьбе за диктатуру пролетариата, но уже способные участвовать в экономической и политической борьбе против буржуазии, был выдвинут лозунг «рабочее правительство» (позднее расширенный до лозунга «рабоче-крестьянское правительство»). Конгресс указал на необходимость борьбы за единство профсоюзного движения, оказавшегося в состоянии глубокого раскола. Конгресс разъяснил, что конкретным применением тактики единого фронта в условиях колониальных и зависимых стран является единый антиимпериалистический фронт, объединяющий национальные патриотические силы, способные бороться против колониализма.

  1923 год был годом крупных революционных выступлений, завершивших послевоенный революционный подъем. Закончившиеся поражением выступления пролетариата в Германии, Болгарии, Польше выявили слабость коммунистических партий. Во весь рост встала задача их укрепления на основе овладения ленинизмом, усвоения международного, общезначимого в большевизме. Эту задачу, которая получила наименование большевизации компартий, пришлось решать в трудной обстановке. Начало частичной стабилизации капитализма сопровождалось активизацией правых лидеров социал-демократии и реформистских профсоюзов, усиленно насаждавших в рабочем движении идеи классового сотрудничества (теории «политической и хозяйственной демократии», будто бы развивающейся при капитализме, «организованного капитализма» и др.). В компартиях подняли голову как правые, так и левацко-сектантские, троцкистские элементы.

  В январе 1924 умер В. И. Ленин. Это была огромная потеря для мирового коммунистического движения. После смерти Ленина Троцкий и его последователи открыто выступили против ленинской теории о возможности построения социализма в одной стране, навязывая РКП (б) и всему Коммунистический Интернационал гибельную линию на искусственное «подталкивание» мировой революции без учета соотношения классовых сил и уровня политической сознательности масс в различных странах. Против троцкизма была развернута решительная борьба. То, что партия большевиков отстояла ленинский курс построения социализма в СССР, отстояла ленинизм против троцкизма, было крупнейшей победой для всего международного коммунистического движения.

  5-й конгресс Коммунистический Интернационал (Москва, 17 июня—8 июля 1924; участвовало 504 делегата, представлявших 49 компартий, одну народно-революционную партию, а также 10 международных организаций) вошёл в историю как конгресс борьбы за большевизацию компартий. В основном документе конгресса — тезисах подчеркивалось, что выковывание подлинно ленинских партий является центральной задачей всей деятельности Коммунистический Интернационал Конгресс указал, что чертами подлинно большевистской партии являются: массовость (лозунг «К массам!» выдвинутый 3-м конгрессом оставался в силе); маневроспособность, исключавшая всякий догматизм и сектантство в методах и средствах борьбы; верность принципам революционного марксизма; демократический централизм и монолитность партии, которая должна быть «... вылитой из одного куска» (см. Коммунистический Интернационал в документах, М., 1933, с. 411). «Большевизация, — говорилось несколько позднее в решениях 5-го расширенного пленума ИККИ (апрель 1925), — есть умение применить общие принципы ленинизма к данной конкретной обстановке в той или другой стране» (там же, с. 478). Курс Коммунистический Интернационал давал возможность каждой коммунистической партии, используя собственный опыт практической борьбы, стать национальной политической силой, способной действовать самостоятельно в конкретных условиях своей страны, стать там действительным авангардом рабочего движения. Но при осуществлении этого курса допускались искажения. Конгресс, например, попытался сформулировать общие для всех партий методы применения тактики единого фронта. Предусматривалось единство действий только снизу, переговоры в верхах между партиями и организациями допускались лишь в том случае, если первоначально достигнуто единство в низах. Такая шаблонизация тактики, как отмечал впоследствии сам Коминтерн в своих документах, ограничивала инициативу компартий, мешала им сообразовывать свои действия с конкретной обстановкой. Это было проявлением упрощенного подхода к тактике единого рабочего фронта — только как к методу агитации, а не методу практического осуществления единства действий в рабочем движении.

  Тезисы 5-го конгресса содержали неправильное положение об отсутствии по существу разницы между социал-демократией и фашизмом, которое в дальнейшем принесло существенный вред практике единства действий. Одним из факторов, порождавших подобные проявления сектантства, была ожесточённая борьба, которую руководители социал-демократических партий и Социнтерна вели против страны Советов и коммунистических партий, жестокие преследования коммунистов социал-демократическими правительствами.

  В связи с образованием троцкистско-зиновьевского оппозиционного блока в ВКП (б) и активизацией троцкистов в других компартиях Коммунистический Интернационал полностью поддержал позицию ЦК ВКП (б), охарактеризовав троцкизм как «... разновидность меньшевизма», сочетающую в себе «... «европейский оппортунизм» с,, леворадикальной» фразой, зачастую прикрывающей политическую пассивность» (V расширенный пленум ИККИ, март—апрель 1925, см. там же, с. 481). Особенно большую роль в идейном разгроме троцкизма сыграл 7-й расширенный пленум ИККИ (декабрь 1926); в докладе И. В. Сталина на этом пленуме, а затем в резолюции пленума была вскрыта природа троцкизма как мелкобуржуазного социал-демократического уклона в международном рабочем движении. В своей дальнейшей борьбе против ленинизма, против Коммунистической партии Советского Союза троцкизм все больше раскрывал свою контрреволюционную сущность, 6-й конгресс Коммунистический Интернационал (1928) охарактеризовал политическое содержание троцкистской платформы как контрреволюционное.

  Решительная идейно-политическая борьба против троцкизма в рядах Коммунистический Интернационал, в которой активную роль играли представители ВКП (б) — И. В. Сталин, Д. З. Мануильский, В. Г. Кнорин, И. А. Пятницкий. Е. М. Ярославский и другие, представители дружественных компартий — Г. Димитров, П. Тольятти (Эрколи), М. Торез, П. Семар, Б. Шмераль, О. Куусинен, Ю. Сирола, Э. Тельман, В. Коларов, С. Катаяма и другие, способствовала укреплению коммунистических партий на позициях ленинизма.

  17 июля—1 сентября 1928 в Москве проходил 6-й конгресс Коммунистический Интернационал, в работе которого участвовало 515 делегатов от 65 организаций (в том числе от 50 компартий) из 57 стран. Конгресс отметил приближение нового, «третьего» периода в революционном развитии мира после Октября 1917 — периода резкого обострения всех противоречий капитализма, о чем свидетельствовали признаки надвигавшегося мирового экономического кризиса, нарастание классовых битв и новый подъем освободительного движения в колониальных и зависимых странах. В связи с этим конгресс утвердил намеченную 9-м пленумом ИККИ (февраль 1928) тактику, которая затем была выражена в формуле «класс против класса». Эта тактика предусматривала усиление борьбы против реформизма социал-демократии и ориентировала компартии на подготовку к возможному возникновению острого социально-политического кризиса в капиталистических странах. Однако она исходила только из перспективы пролетарской революции как непосредственной задачи дня и недооценивала опасности фашизма, который мог воспользоваться кризисом в реакционных целях. К тому же применялась эта тактика во многих случаях по сектантски. Конгресс призвал коммунистов и рабочий класс к усилению борьбы против угрозы новой мировой войны. Конгресс единодушно подчеркнул необходимость для всех компартий защиты Советского Союза — первой и единственной в то время страны социализма. «Защита Союза Советских Социалистических Республик от международной буржуазии, — говорилось в тезисах конгресса о борьбе с военной опасностью, — отвечает классовым интересам и является долгом чести международного пролетариата» (там же, с. 810). Заявив о безусловной и активной поддержке Коммунистический Интернационал и всеми компартиями национально-освободительной борьбы народов колониальных и зависимых стран, конгресс призвал к защите китайской революции от империалистических интервентов. Вместе с тем под впечатлением измены гоминьдана делу китайской революции (1927) конгресс дал ошибочную оценку национальной буржуазии как силы, уже не способной к участию в борьбе против империализма.

  6-й конгресс принял Программу Коммунистический Интернационал, в которой была дана научная характеристика капитализма, в особенности периода его общего кризиса, намечена периодизация революционного движения за 10 лет, прошедшие после Октябрьской революции, освещены цели мирового коммунистического движения. В Программе подчёркивалось огромное значение первого в истории социалистического государства для революционной борьбы во всем капиталистическом мире и формулировались взаимные интернациональные обязанности Советского Союза и международного пролетариата. Однако по отдельным вопросам тактики в Программе нашли отражение и отмечавшиеся выше неправильные оценки. Разрабатывая проблемы стратегии и тактики международного коммунистического движения, Коммунистический Интернационал при активном участии ВКП (б) помог компартиям преодолеть ошибки, связанные с активизацией в ряде коммунистических партий представителей правого уклона [Н. И. Бухарин и другие в ВКП (б), Д. Ловстон в компартии США, Г. Брандлер в компартии Германии и др.], которые переоценивали степень стабилизации капитализма, пытались доказать возможность «организованного капитализма» и совершали другие оппортунистические ошибки.

  Новые задачи встали перед коммунистическим движением в связи с последствиями небывалого по разрушительной силе мирового экономического кризиса 1929—33, усилением агрессивности империализма и наступлением на демократию, вплоть до поворота к фашизму. В этот период коммунистические партии ряда стран выступили как влиятельная сила; в них выковалось стойкое марксистско-ленинское ядро, сплотившееся во Франции вокруг М. Тореза и М. Кашена, в Италии — А. Грамши и П. Тольятти (Эрколи), в Германии — Э. Тельмана, В. Пика, В. Ульбрихта, в Болгарии — Г. Димитрова и В. Коларова, в Финляндии — О. Куусинена, в США — У. Фостера, в Польше — Ю. Ленского, в Испании — Х. Диаса и Д. Ибаррури, в Великобритании — У. Галлахера и Г. Подлита. Изменившиеся условия поставили компартии перед проблемами, которые не были предусмотрены в прежних решениях Коммунистический Интернационал; более того, отдельные из принятых ранее тактических установок и рекомендаций Коммунистический Интернационал оказались непригодными. Трагический опыт Германии, где фашизм захватил в 1933 власть, был тяжёлым уроком для всего международного рабочего и коммунистического движения. Опыт антифашистской борьбы показал, что для её успеха необходимо объединение всех демократических сил, широчайших слоев народа и, прежде всего — единство рабочего класса.

  13-й пленум ИККИ (ноябрь—декабрь 1933), отметив нарастание фашистской угрозы в странах капитализма, сделал особый упор на создание единого рабочего фронта как главного средства борьбы против этой угрозы. Однако новую тактическую линию, отвечающую новым условиям революционной борьбы, еще предстояло разработать. Она разрабатывалась с учётом опыта вооруженных боев австрийского и испанского пролетариата в 1934, борьбы Французской компартии за единый рабочий и народный фронт в своей стране, антифашистской борьбы коммунистических партий других стран. Эта линия была окончательно определена 7-м конгрессом Коммунистический Интернационал, подготовка к которому проходила в условиях самого широкого коллективного обсуждения назревших проблем.

  К моменту созыва 7-го конгресса Коммунистический Интернационал (Москва, 25 июля—20 августа 1935) в Коммунистический Интернационал входило 76 коммунистических партий и организаций, 19 из них в качестве сочувствующих. В их рядах насчитывалось 3 млн. 141 тыс. коммунистов, в том числе 785,5 тыс. в капиталистических странах. Только 26 организаций дейст

В Большой Советской Энциклопедии рядом со словом "Коммунистический Интернационал"

Коммунистические университеты | Буква "К" | В начало | Буквосочетание "КО" | «Коммунистический Интернационал»


Статья про слово "Коммунистический Интернационал" в Большой Советской Энциклопедии была прочитана 6948 раз


Интересное