БОЛЬШАЯ СОВЕТСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ, БСЭ БОЛЬШАЯ СОВЕТСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ, БСЭ
Навигация:

Библиотека DJVU
Photogallery

БСЭ

Статистика:


Этнография

Значение слова "Этнография" в Большой Советской Энциклопедии


Этнография (от греч. éthnos — племя, народ и ...графия), общественная наука, изучающая народы-этносы и др. этнические общности, их этногенез, быт,
культурно-исторические отношения. Основной предмет Этнография составляют черты традиционной повседневной (бытовой) культуры народа, образующие его этнический облик. Главный источник Этнография— данные, полученные методом непосредственного наблюдения жизни народа (стационарные и экспедиционные исследования, сбор коллекций и др.); используются также материалы анкетных опросов. Во взаимодействии с другими науками (археология, история) Этнография воссоздаёт этническую историю, первобытнообщинный строй (по его пережиткам у современных народов). С искусствоведением и фольклористикой Этнография связывает проблематика народного творчества, с экономическими науками, социологией — исследование хозяйственной деятельности и социальной структуры, с языкознанием — проблема языкового родства, влияний и т. д. Данные географии используются при изучении взаимодействия этноса и природной среды, типов расселения, при составлении этнографических карт. Миграции и численность народов исследуются совместно с демографией, этногенез с антропологией. Этнография ставит и решает как познавательные, так и практические проблемы этнических аспектов перестройки быта, современных этнических процессов, формирования новых наций, борьбы с пережитками и т. д.

  История зарубежной Этнография Накопление этнографических знаний происходило уже в глубокой древности с возникновением интереса к соседним и отдалённым народам. В надписях древневосточных царей, в Библии и других источниках упомянуты многие племена и народы, изображения их представителей сохранили памятники искусства. Последовательные описания других народов, их быта составлены античными авторами (Геродот, Ксенофонт, Плиний Старший, Тацит и др.), географический кругозор которых расширился благодаря греческой колонизации и греко-римским завоеваниям. В «Географии» Страбона (конец 1 в. до н. э. — 1 в. н. э.) упоминается более 800 народов, населявших земли от Британских островов до Индии и от Северной Африки до Балтийского моря. Сведения о народах Восточной Азии содержатся в «Исторических записках» Сыма Цяня (1 в. до н. э.) и др.

  В средние века описания народов Европы и Средиземноморья оставили византийские и арабские авторы, западноевропейские хронисты. Путешествия Плано Карпини, Виллема Рубрука и особенно Марко Поло расширили средневековые познания европейцев о народах Восточной и Южной Азии.

  Резкое увеличение этнографических знаний произошло в эпоху Великих географических открытий (с середины 15 в.). В Америке и Африке европейцы столкнулись с племенами неизвестного происхождения, иной культуры и облика. Для Этнография важны описания американских земель испанцами (Х. Колумб, Б. де Лас Касас, Д. де Ландаидр.), поскольку значительная часть индейского населения и его культура в ходе европейского завоевания были уничтожены (майя, инки и др.).

  В ходе колониальных захватов и географических открытий голландцы, англичане и французы (17—18 вв.) столкнулись с североамериканскими индейцами (сведения о них оставлены главным образом французскими миссионерами — Ф. Лафито и др.), аборигенами Океании (описания Ж. Ф. Лаперуза, Дж. Кука и др.), Австралии, Африки. Накопление этнографического материала в конце 18 в. привело к попыткам его научного осмысления: идеализация первобытности как счастливого детства человечества (Ж. Ж. Руссо, Д. Дидро); мысль о зависимости обычаев и нравов от географической среды (Ш. Монтескье); идея культурного прогресса (Вольтер, А. Фергюсон) и самостоятельной ценности культуры каждого народа (И. Г. Гердер).

  С начала 19 в. возрос интерес к Этнография европейских народов (появился термин Volkskunde — народоведение). Были изданы немецкие народные сказки и песни (Л. И. Арним, бр. Гримм); труды Я. Гримма, В. Манхардта и других по народным верованиям и германской мифологии послужили основой для мифологической школы (1830—70-е гг.), выводившей фольклор и народные обычаи из древнейшей мифологии, обожествлявшей явления природы.

  К середине 19 в. Этнография сложилась как самостоятельная наука. Появились этнологические (этнографические) общества: в Париже (1839), Нью-Йорке (1842), Лондоне (1843). Основное направление в Этнография 2-й половине 19 в. — эволюционная школа (Этнография Тайлор, А. Бастиан, Л. Г. Морган и др.) — сформировалось под влиянием эволюционного учения. Главные идеи школы: культурное единство человечества, эволюция культуры от низших форм к высшим (от дикости к цивилизации, от группового брака к парному и т. п.), различия в культуре — следствие разных ступеней развития. Прогрессивная для 19 в. эволюционная школа рассматривала, однако, историю как сумму независимых эволюций отдельных элементов культуры, общие закономерности развития выводила из «психического единства» человечества (А. Бастиан). К материалистическому объяснению истории приблизился Морган, связывавший общественный прогресс с развитием средств существования.

  Работы Моргана и труды других эволюционистов были использованы основоположниками марксизма при создании своей концепции первобытной истории. Основные положения марксистской концепции первобытности и возникновения классового общества, содержащиеся в кн. Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства» (1884), в произведениях К. Маркса и Энгельса «Немецкая идеология», «Капитал», «Марка», «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека» и других имеют принципиальное методологическое значение для Этнография Они оказали влияние на этнографическую науку уже в 19 в.

  С конца 19 в. этнографические наблюдения велись преимущественно специалистами-этнографами: значительные экспедиции работали на островах пролива Торреса (1898), в северной части Тихого океана (1899—1902) и в других районах. Материал собирался по предварительно разработанным программам. В эпоху империализма в Этнография появились реакционные тенденции, отвергающие идеи единства и прогрессивности исторического процесса. К. Старке, Этнография Вестермарк, Г. Кунов пытались опровергнуть концепцию группового брака, доказать изначальность индивидуальной семьи. Патер В. Шмидт выдвинул прамонотеизма теорию, призванную согласовать данные Этнография о первобытных верованиях с христианской догмой. Влиятельным направлением стал диффузионизм, представители которого (Ф. Гребнер, У. Риверс и др.; см. также Культурно-историческая школа) подменяли идею развития культуры тезисом о географическом её распространении из развитых центров (например, Древнего Египта) и заимствованием. В США этнографическая школа Ф. Боаса (А. Крёбер, П. Радин и др.) много сделала для конкретного этнографического изучения индейцев Северной Америки, выявила «культурные ареалы» и связи между ними, но точная фиксация фактов не вела у них к историческим обобщениям.

  Значительным было влияние на Этнография начала 20 в. французской социологической школы Этнография Дюркгейма (М. Мосс и др.), представители которой опирались на разработанное Дюркгеймом понятие о «коллективных представлениях»; Л. Леви-Брюль создал теорию первобытного «дологического мышления», основанного на представлении о магическом сопричастии человека и природы.

  После 1-й мировой войны 1914—18 под влиянием французской Этнография сложилась английская функциональная школа (Б. Малиновский, А. Радклифф-Браун и др.), рассматривавшая культуру как систему институтов, выполнявших необходимые общественные функции. Функционалисты изучали синхронный механизм культуры, исследование истории считалось несущественным. Их выводы использовала британская колониальная администрация при создании «косвенного управления» подвластным населением.

  Наиболее реакционным направлением в буржуазной Этнография 30 — начала 40-х гг. 20 в. был расизмофициальная идеология гитлеровской Германии: учение о «высшей расе» призвано было обосновать империалистические устремления фашистов.

  Методы фрейдизма, оказавшие влияние на Этнография ещё в начале 20 в., послужили основой для этнопсихологической школы в Этнография США (А. Кардинер, Р. Бенедикт и др.), ставившей развитие отдельной культуры в прямую зависимость от «среднего» психического типа людей — носителей этой культуры. После критики этих построений в 1950-х гг. новыми течениями в Этнография США стали «культурный релятивизм» М. Херсковица и неоэволюционизм (Дж. Стьюард, Л. Уайт).

  В большинстве западноевропейских стран после 2-й мировой войны 1939—45 Этнография развивалась по двум направлениям: изучение своего народа и его соседей (С. Эриксон и др.) и изучение неевропейских народов, основным направлением которого стал структурализм. Исследование структуры, главным образом архаических «традиционных» обществ, ведётся последователями Радклифф-Брауна. Сами культурные традиции (мифы, обряды и т. п.) рассматриваются как знаковые системы и исследуются методами структурной лингвистики и теории информации (К. Леви-Строс).

  Особой областью знания в 20 в. стала славянская Этнография (обобщающие работы Л. Нидерле, К. Мошиньского, И. Цвийича).

  Вторая половина 20 в. отмечена значительным ростом числа и научного уровня этнографов в странах Азии (Япония, Индия, Турция и др.). Главный предмет исследования здесь — происхождение, этническая история и культура основного народа своей страны; изучаются также малые народы.

  В странах Африки этнографы уделяют большое внимание истории африканских культур, их историческому единству, связям с культурами других континентов, традиционным социальным институтам, народному творчеству (Сенегал, Нигер, Гана, Уганда и др.).

  В исследованиях многих зарубежных ученых все более сказывается влияние марксизма: проводятся специальные семинары, читаются лекции, издаются книги о методе исторического материализма в Этнография (в Великобритании — Р. Ферт, во Франции — М. Годелье, Ж. Сюре-Каналь, Р. Макариус и др.; в США — У. Осволт; в Японии — Этнография Исида и др.). На 9-м международном конгрессе антропологических и этнографических наук (Чикаго, 1973) был организован специальный симпозиум по проблемам марксистской Этнография

  Марксизм — господствующая методология в Этнография социалистических стран, где ведется изучение материальной культуры, ее картографирование, изучение рабочего и городского быта, этносоциологические исследования, изучение Этнография внеевропейских стран. В системе социалистических стран координируются планы этнографических исследований и другие формы сотрудничества.

  Развитие Этнография в дореволюционной России и в СССР. Этнографические сведения о народах Восточной и Западной Европы, об их языках и обычаях содержались в древнерусских летописях, «Слове о полку Игореве» и других памятниках. «Хождения» русских паломников в Палестину (игумен Даниил и др.) знакомили со странами Ближнего Востока. Во 2-й половине 15 в. Афанасий Никитин побывал в Индии и оставил описание обычаев этой страны («Хожение за три моря»).

  Возникновение многонационального Русского государства в 15—16 вв. привело к расширению этнографических знаний. В 17 в. русские землепроходцы, служилые люди, а за ними крестьяне проникли в Сибирь до крайнего С.-В. Азии; сибирские летописи и другие источники содержат сведения о сибирских народах. Особенно важны труды С. У. Ремезова, составившего первый сибирский атлас («Чертежная книга Сибири»), где на картах нанесены названия народов, и «Описание о сибирских народах...» (сохранилось в отрывках). В 1675 глава русского посольства в Китай Спафарий составил обстоятельное описание этой страны.

  К началу 18 в. относится одна из первых в мире специальных этнографических работ — книга Г. И. Новицкого о хантах («Краткое описание о народе остяцком...»). В 18 в. было организовано несколько больших научных экспедиций, в том числе Великая Северная экспедиция 1733—43, в задачи которой входило изучение народов Сибири. Программа собирания сведений о сибирских народах была основана на анкете, составленной В. Н. Татищевым, который первым предложил группировать народы по родству языка (этот принцип лежит в основе и современной классификации). Г. Ф. Миллер — глава сухопутного отряда экспедиции — написал труд «История Сибири»; участник экспедиции С. П. Крашенинников оставил ценное «Описание земли Камчатки» (1775). Многочисленные материалы по Этнография России дали Академические экспедиции 1768—74: среди трудов их участников — «Дневные записки» И. И. Лепехина, описание остяков и самоедов В. Ф. Зуева, историко-этнографические сведения о монгольских народах П. С. Палласа. Накопленные данные позволили И. И. Георги подготовить 4-томный сводный труд «Описание всех в Российском государстве обитающих народов...» (1776—80). В конце 18 в. усилился интерес к Этнография русских; появились первые публикации русского фольклора (М. Д. Чулков, М. В. Попов и др.).

  В начале 19 в. крупным событием в истории русской Этнография стали кругосветные плавания (И. Ф. Крузенштерн, Ю. Ф. Лисянский и др.), во время которых были исследованы архипелаги Тихого океана и быт их аборигенов. Дальнейшее расширение этнографического кругозора связано с экспедицией в Бразилию (Г. Лангсдорф), с исследованиями Иакинфа Бичурина в Китае, И. Вениаминова, Ф. П. Врангеля и др. на Алеутских островах и Аляске. В России по распоряжению генерал-губернатора Восточной Сибири М. М. Сперанского собирались сведения о народных обычаях (1819—21).

  Уже в первые десятилетия 19 в. наметилось размежевание двух главных направлений в изучении быта (особенно русского): прогрессивного и просветительского (Ф. Н. Глинка, Н. А. Бестужев), выступавшего за улучшение народного быта, и реакционного, идеализировавшего патриархальный быт, православие (И. М. Снегирев, И. П. Сахаров, А. В. Терещенко, ими был собран большой этнографический материал).

  К 40-м гг. 19 в., благодаря накопленным данным, назрела потребность в оформлении Этнография как самостоятельной науки; в журналах появился термин «Этнография». В 1845 по почину передовых русских интеллигентов было основано Русское географическое общество (РГО) и при нем — Отделение Этнография (руководитель К. М. Бэр, затем Н. И. Надеждин). Русская Этнография стала развиваться в системе географических наук. Отделение разослало по всем губерниям программы по этнографическому описанию местностей, деревень, уездов. На основе полученных рукописей (около 2 тыс.) стал публиковаться «Этнографический сборник» (1853—64), позже — «Записки РГО по Отделению Этнография».

  В 1840—60-х гг. были организованы экспедиции (РГО, Академии наук и др.) и поездки отдельных ученых по разным областям страны: М. А. Кастрен собрал материал по Этнография и языкам народов Севера и Сибири; А. Ф. Миддендорф исследовал Восточную Сибирь. Участники «Литературной экспедиции» (1856)— писатели и этнографы (А. Ф. Писемский, А. Н. Островский, С. В. Максимов) — публиковали материалы поездок по Европейской России. В. В. Радлов изучал (1860—70) тюркские народы Южной Сибири и Средней Азии.

  Продуктивной была деятельность собирателей русского фольклора — В. И. Даля, П. В. Киреевского, П. Н. Рыбникова, А. Ф. Гильфердинга, А. Н. Афанасьева и др. Материалы по крестьянскому быту собирали П. С. Ефименко, П. И. Якушкин, И. Г. Пыжов и др.

  С середины 19 в. началась разработка теоретических основ Этнография Представители либерально-буржуазного направления (Надеждин, К. Д. Кавелин) ограничивали задачи Этнография историко-познавательными целями; Кавелин сравнивал народные верования с геологическими пластами. Революционеры демократы (В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. А. Добролюбов) видели в Этнография средство познания современной жизни народа. Н. Г. Чернышевский среди других исторических дисциплин первое место отводил Этнография, которая давала понятие о «первоначальном виде» современных учреждений. Предвосхищая мысль Моргана и других эволюционистов, он писал, что «каждое племя, стоящее на одной из ступеней развития между самым грубым дикарством и цивилизациею, служит представителем одного из тех фазисов исторической жизни, которые были проходимы европейскими народами в древнейшие времена» (Полн. собр. соч., т. 2, 1949, с. 618).

  Эти правильные мысли, однако, не получили широкого признания. В русской Этнография распространилось влияние мифологической школы (Афанасьев, А. А. Потебня, Ф. И. Буслаев, О. Миллер и др.).

  После крестьянской реформы 1861 стала издаваться краеведческая литература, возникли местные научные и краеведческие общества. Новыми центрами Этнография стали общество любителей естествознания, антропологии и Этнография при Московском университете (ОЛЕАЭ, основано в 1864) и общество археологии, истории и Этнография при Казанском университете (ОАИЭ, основано в 1878). ОЛЕАЭ была организована Всероссийская этнографическая выставка (1867), материалы которой были переданы в Румянцевский музей.

  Главным направлением Этнография в пореформенную эпоху стало изучение общественного и семейного быта, сельской общины, юридических обычаев — проблем, вставших после отмены крепостного права. Плодотворно изучалось также народное творчество (С. В. Максимов, П. В. Шейн, Е. Р. Романов, В. Н. Добровольский, П. П. Чубинский и др.). В Сибири большую научно-собирательскую работу вели местные исследователи (Д. Банзаров, Г. Цыбиков) и ссыльные революционеры (И. А. Худяков, В. Г. Богораз, Л. Я. Штернберг и др.).

  С 1870-х гг. расширилось изучение зарубежных стран (путешествия Н. М. Пржевальского, Г. Н. Потанина и других по Центральной Азии, И. П. Минаевав Индию, В. Юнкера в Африку). Особое место в истории Этнография занимают исследования Н. Н. Миклухо-Маклая, посвятившего всю жизнь антропологическому и этнографическому изучению населения Океании.

  Главным течением в Этнография стал эволюционизм: видные его представители — М. М. Ковалевский, семья Харузиных, Штернберг и Д. Н. Анучин, использовавший комплексный метод в исторических исследованиях (данные археологии, Этнография и антропологии). Значительным становилось воздействие марксизма. Его влияние испытал Ковалевский, изучивший патриархально-семейную общину как одну из форм разложения первобытнообщинного строя (важность этого открытия подчеркнул Энгельс). Н. И. Зибер в «Очерках первобытной экономической культуры» (1883) проанализировал первобытно-коллективистские производственные отношения.

  С конца 19 в., помимо фольклора и общественно-семейного быта, серьезно стала изучаться материальная культура (поселения, одежда, орудия, промыслы), с чем связано появление и расширение этнографических музеев. Усилили научную деятельность крупнейший Музей антропологии и этнографии АН, Румянцевский музей (хранитель этнографических коллекций — Вс. Миллер). В 1902 основан этнографический отдел Русского музея (во главе с Д. А. Клеменцем). Появилась этнографическая периодика: «Этнографическое обозрение» (с 1889), «Живая старина» (с 1890) и до. Много материала было собрано частным «Этнографическое бюро» кн. В. Н. Тенишева (1898—1901). Разрабатывались научные принципы изучения фольклора (Б. М. и Ю. М. Соколовы, А. Н. Веселовский, Миллер), народной музыки (Е. Этнография Линёва соединила запись мелодии и текста). В работе Музыкальной этнографической комиссии, основанной в 1901, приняли участие Н. А. Римский-Корсаков, С. И. Танеев и др.

  С начала 20 в. значительно возросло число популярных изданий, свидетельствующих о демократизации науки. Авторами общедоступных книг были Е. И. Водовозова, Д. А. Коропчевский, Я. А. Берлин и др. Появились коллективные издания и популярные серии: «Народы земли» (т. 1—4, 1903—11), «Народы России» (1905) и др., многотомное географическое издание «Россия» (под ред. В. П. Семёнова-Тян-Шанского, 1899—1914).

  Накануне Октябрьской революции 1917 общая картина состояния Этнография в теоретическом отношении была пёстрой. Ощущалась необходимость новых методов исследования и обобщений (что особенно подчёркивал А. Н. Максимов).

  Октябрьская революция 1917 создала новые благоприятные условия для развития этнографической науки, опиравшейся на гуманистическое и демократическое наследие дореволюционной Этнография Определяющую роль в послереволюционных этнографических исследованиях сыграла тесная их связь с практическими задачами советского многонационального государства. Создание национальных областей и округов, преобразование культуры и быта отсталых народов требовали углублённого их изучения. С этой целью уже в 1917 была создана Комиссия по изучению племенного состава населения России и сопредельных стран, в 1930 на её базе — институт по изучению народов СССР. Важное значение имела деятельность Комитета содействия народностям северных окраин при Президиуме ВЦИК (1924—35), одним из руководителей которого был Богораз. В 1926 был создан журнал «Этнография» (с 1931 — «Советская этнография»). Для координации работ в области Этнография и смежных дисциплин в 1933 был организован институт антропологии, археологии и Этнография в Ленинграде, в 1937 на его основе — Институт этнографии АН СССР.

  В послереволюционной Этнография наметилась тенденция формирования историко-материалистического подхода к исследованию первобытного общества и культуры (П. И. Кушнер, В. К. Никольский). В конце 20 — начале 30-х гг. в советской Этнография и большинстве других гуманитарных наук развернулись дискуссии, призванные преодолеть теоретические разногласия и утвердить марксистские принципы (этнографическое совещание 1929 и археолого-этнографическое совещание 1932). Теоретическую базу научных исследований советских этнографов составили ленинские работы по национальному вопросу, об общественных укладах и некапиталистическом пути развития отсталых народов, о национальной культуре и её классовом содержании.

  Этнографические работы 30-х гг. основывались на марксистско-ленинской методологии. Внимание этнографов концентрировалось на вопросах общественного строя, различных формах патриархальных и патриархально-феодальных отношений. Расширилось сравнительно-историческое изучение первобытнообщинного строя, матриархата, военной демократии и т. д. (Е. Г. Кагаров, Е. Ю. Кричевский, А. М. Золотарев, С. П. Косвен и др.). По инициативе Штернберга и Богораза широкие масштабы приняла собирательская деятельность на Крайнем С. (Е. Ю. Крейнович, А. А. Попов, Г. М. Василевич и др.). Сложилась советская школа в Этнография

  В 50—70-е гг. 20 в. этнографические исследования развёртываются как в институте Этнография АН СССР, так и в многочисленных научных учреждениях, высших учебных заведениях, музеях союзных и автономных республик и др. Наметились два основных направления исследований: проблемы первобытной истории и историко-этнографическое изучение народов мира.

  Важное мировоззренческое значение имеет изучение истории первобытного общества, проводимое этнографами совместно с археологами и антропологами. Введён в научный оборот обширный материал, свидетельствующий об исторической универсальности первобытнообщинного строя, доказано повсеместное распространение дуальной организации (Золотарев). Существенно продвинулось изучение поздних форм первобытнообщинного строя: установлена сложная структура патриархального рода, начата разработка исторических типов большой и малой семьи. В свете данных современная Этнография уточнена схема развития семейно-брачных отношений первобытности, из которой исключены гипотетически реконструированные Морганом стадии кровнородственной семьи и семьи пуналуа (Д. А. Ольдерогге и др.). Были углублены представления по вопросам периодизации истории первобытного общества, соотношения рода и общины, характера ранних форм брачных отношений и др. (Толстов, Н. А. Бутинов, М. О. Косвен, Ю. П. Петрова-Аверкиева, А. И. Першиц, Ю. И. Семенов и др.).

  Важное место заняла разработка проблем этнической истории, которая ведётся советскими этнографами совместно с археологами и антропологами. Такой комплексный подход позволил существенно продвинуть изучение конкретных вопросов происхождения народов СССР. Исследуются проблемы происхождения народов Западной Европы, Америки, Азии, Африки, Австралии и Океании. Исследования проблем этнической истории показали, что все современные народы сложились из разных этнических компонентов, имеют смешанный состав; тем самым опровергаются измышления о «расовой чистоте», «национальной исключительности» отдельных народов.

  Большое внимание уделяется исследованию материальной культуры — истории с.-х. техники, поселений, жилища, одежды народов СССР (Е. Этнография Бломквист, М. В. Битов, Н. И. Лебедева, Е. Н. Студенецкая, Г. С. Маслова, Г. С. Читая и др.), а также зарубежных стран. Для обобщения всех накопленных сведений по истории материальной культуры народов СССР создаются специальные историко-этнографические региональные атласы: опубликованы атласы по народам Сибири (1961) и «Русские» (ч. 1—2, 1967—70).

  Значительно расширилось исследование народного творчества: изобразительного искусства (С. В. Иванов, В. Н. Чернецов, С. И. Вайнштейн и др.), фольклора (П. Г. Богатырев, Этнография В. Померанцева, В. Я. Пропп и др.). Изучаются вопросы истории религии, её происхождения и ранних форм (С. А. Токарев, А. Ф. Анисимов, Б. И. Шаревская и др.).

  Одним из важнейших методов историко-этнографического исследования является комплексное изучение народов с использованием данных смежных наук. Таким методом исследована история многих в прошлом бесписьменных народов Сибири (Василевич, Л. П. Потапов, И. С. Гурвия и др.). Значительная работа проделана по этнографическому изучению восточнославянских народов — русского (В. В. Богданов, Д. К. Зеленин, В. Ю. Крупянская, Б. А. Куфтин, Л. М. Сабурова, К. В. Чистов и др.), украинского (К. Г. Гуслистый, Г. Е. Стельмах, В. Ф. Горленко и др.), белорусского (В. К. Бондарчик, М. Я. Гринблат, Л. А. Молчанова и др.), народов Закавказья (В. В. Бардавелидзе, Д. С. Вардумян, Ш. Д. Инал-Ипа, С. Д. Лисициан, А. И. Робакидзе, Р. Л. Харадзе, Читая и др.), Северного Кавказа (В. К. Гарданов, Г. А. Кокиев, Л. И. Лавров и др.), Средней Азии (М. С. Андреев, Н. А. Кисляков, С. М. Абрамзон, Т. А. Жданко, О. А. Сухарева и др.), Прибалтики (В. С. Жиленас, М. К. Степерманис, Г. Н. Строд, Л. Н. Терентьева и др.), Поволжья (В. Н. Белицер. Н. И. Воробьев, К. И. Козлова, Т. А. Крюкова, Р. Г. Кузеев и др.).

  Одно из центральных мест в деятельности советских этнографов занимает изучение современных этнических и культурно-бытовых процессов в СССР. Развёртываются этносоциологические исследования национальных процессов (Ю. В. Арутюнян, Л. М. Дробижева, В. В. Пименов и др.). Начато этнографическое изучение процессов межнационального сближения, формирования общесоюзных черт культуры новой исторической общности — советского народа.

  Ряд историко-этнографических исследований посвящен народам зарубежных стран. Положено начало сравнительно-типологическому изучению их культуры (Токарев, О. Л. Ганцкая, И. Н. Гроздова и др.); ведётся исследование их этнической истории (С. Р. Смирнов, Ольдерогге, С. А. Арутюнов, Р. Ф. Итс и др.). Исследуются современные этнические и культурно-бытовые процессы в Азии и Океании (Н. Н. Чебоксаров, П. И. Пучков, М. В. Крюков), Африке (Ольдерогге, И. И. Потехин, С. Р. Смирнов, Р. Н. Исмагилова и др.). Начато исследование современных этнических процессов в США, Канаде, странах Латинской Америки (С. А. Гонионский, М. Я. Берзина, Ш. А. Богина и др.), в Западной Европе (В. И. Козлов и др.).

  Значительное развитие получили в СССР этнодемографические и этногеографические исследования. Было создано несколько способов сочетания на картах этнических и демографических показателей (П. И. Кушнер, С. И. Брук, П. Е. Терлецкий). Изданы обобщающая карта «Народы мира» и сводный труд «Атлас народов мира» (1964). Наиболее значительный результат этнодемографических исследований — труд «Численность» и расселение народов мира» (1962), где дана подробная характеристика национального состава населения всех стран, численность отдельных народов и территория их расселения.

  Для понимания общих закономерностей развития культуры в целом и складывания её специфических свойств у отдельных народов большое значение имеет разработанное советскими этнографами (М. Г. Левин, Чебоксаров) учение о хозяйственно-культурных типах. Советские учёные исследуют также проблемы взаимовлияния культур, роль преемственности и обновления в развития культуры (С. Н. Артановский, Арутюнов, Пименов и др.). Ведётся теоретическая работа по установлению сущности таких понятий, как «этнос», «этническая общность», «этнические процессы», по их типологии (Ю. В. Бромлей, Токарев, Чебоксаров, Козлов и др.).

  Продолжается изучение истории отечественной и критический анализ зарубежной Этнография Большое научное и политическое значение имеют работы советских этнографов и антропологов, разоблачающих расизм, неоколониализм, национализм (И. Р. Григулевич, Г. Ф. Дебец, М. Ф. Нестурх, Этнография Л. Нитобург, Я. Я. Рогинский и др.).

  Одним из важнейших итогов работы советских этнографов явилось издание 13-томной (18 кн.) серии «Народы мира» (общая ред. С. П. Толстова, 1954—66), «Очерков общей этнографии» (т. 1—5, 1957—68). Вырос международный престиж советской этнографической науки: советские этнографы участвуют в международных конгрессах и симпозиумах; в СССР постоянно приезжают иностранные учёные для консультаций и стажировки. Многие труды советских этнографов переведены на иностранные языки.

  Выполняя не только познавательные, но и идеологические функции, советская Этнография, базирующаяся на марксистско-ленинской методологии, направлена на решение актуальных мировоззренческих и практически значимых вопросов, способствующих сближению народов СССР.

  Научная работа в области Этнография проводится специальными научными учреждениями — научно-исследовательскими этнографическими институтами (в СССР — в системе АН — этнографии институт им. Н. Н. Миклухо-Маклая и др.), университетами, музеями (в т. ч. этнографическими музеями), существующими в большинстве стран этнографическими обществами. Публикация собранных материалов и исследований осуществляется этнографическими журналами и др. специальными изданиями. В 1948 был создан связанный в своей деятельности с ЮНЕСКО Международный союз антропологов и этнографов. Регулярно созываются (с 1934) международные конгрессы.

 

  Лит.: Маркс К., Конспект книги Л. Моргана «Древнее общество», в кн.: Архив К. Маркса и Ф. Энгельса, т. 9, М., 1941; его же, К критике политической экономии, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 13; Маркс К. и Энгельс Ф., Немецкая идеология, там же, т. 3; Энгельс Ф., Марка, там же, т. 19; его же, Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека, там же, т. 20; его же, Происхождение семьи, частной собственности и государства, там же, т. 21; Ленин В. И., Развитие капитализма в России, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 3; его же, Критические заметки по национальному вопросу, там же, т. 24; его же, О праве наций на самоопределение, там же, т. 25; его же, О национальной гордости великороссов, там же, т. 26; его же, Империализм, как высшая стадия капитализма, там же, т. 27; его же, О государстве, там же, т. 39.

  Основы этнографии, [М., 1968]; Расы и народы, в. 1—7, М., 1971—77; Боас Ф., Ум первобытного человека, пер. с англ., М. — Л., 1926; Богатырев П. Г., Вопросы теории народного искусства, М., 1971; Бромлей Ю. В., Этнос и этнография, М., 1973; Козлов В. И., Динамика численности народов, М., 1969; Концепции зарубежной этнологии, М., 1976; Косвен М. О., Очерки истории первобытной культуры, М., 1953; Кушнер П. И., Этнические территории и этнические границы, в сборнике: Тр. института этнографии, т. 15, М., 1951; Леви-Брюль Л., Первобытное мышление, пер. с франц., М., 1930; Левин М. Г., Очерки по истории антропологии в России, М., 1960; Левин М. Г., Чебоксаров Н. Н., Хозяйственно-культурные типы и историко-этнографические области, «Советская этнография», 1955, № 4; Липе Ю., Происхождение вещей, пер. с нем., М., 1954; Морган Л. Г., Древнее общество, пер. с англ., 2 изд., М., 1935; Национальные процессы в США, М., 1973; Осуществление ленинской национальной политики у народов Севера, М., 1971; Очерки истории русской этнографии, фольклористики и антропологии, в. 1—6, М., 1956—74 (Тр. института этнографии, т. 30, 85, 91, 94, 95, 102); Первобытное общество. Основные проб

В Большой Советской Энциклопедии рядом со словом "Этнография"

«Этнографическое обозрение» | Буква "Э" | В начало | Буквосочетание "ЭТ" | «Этнография»


Статья про слово "Этнография" в Большой Советской Энциклопедии была прочитана 15497 раз


Интересное