БОЛЬШАЯ СОВЕТСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ, БСЭ БОЛЬШАЯ СОВЕТСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ, БСЭ
Навигация:

Библиотека DJVU
Photogallery

БСЭ

Статистика:


Историография

Значение слова "Историография" в Большой Советской Энциклопедии


Историография (от история и ...графия), 1) история исторической науки в целом, а также совокупность исследований,
посвященных определенной теме или исторической эпохе (например, Историография Великой Октябрьской социалистической революции), или совокупность исторических работ, обладающих внутренним единством в социально-классовом или национальном отношении (например, марксистская Историография, французская Историография). 2) Научная дисциплина, изучающая историю исторической науки.

  Историография как история исторической науки. Историография до середины 19 в. (до возникновения марксистской Историография). В древности ещё до появления письменности исторические представления и некоторые элементы исторических знаний существовали у всех народов в изустно передаваемых сказаниях и преданиях, в родословных предков. Возникновение классов и государства расширило потребность в исторических знаниях, а появление письменности позволило приступить к их накоплению. В раннеклассовых обществах были подготовлены некоторые условия для развития исторического познания (например, разработаны различные системы летосчисления), возникли первые записи исторического содержания: исторические надписи (царей, фараонов), погодные записи событий и др. Огромное влияние на описание и истолкование исторических событий оказывала религия. Все исторические события объяснялись «волей богов». Такие исторические представления закреплялись в «священных книгах» (например, в Библии).

  Важным этапом в прогрессивном развитии исторического познания была античная Историография Она нашла своё высшее проявление в сочинениях древнегреческих историков Геродота (прозванного «отцом истории») и особенно Фукидида; для последнего характерны уже отказ от объяснения истории вмешательством божественных сил и стремление проникнуть во внутреннюю причинно-следственную связь событий, элементы исторической критики — попытка отделить достоверные факты от вымысла. Сочинения этих историков представляют собой уже не отрывочное, а связное, занимательное по форме повествование, посвящённое преимущественно политической истории (истории греко-персидских войн, Пелопоннесской войны). В сочинениях Полибия впервые зарождается понятие всемирной истории. Существенное значение в античной Историография имели также сочинения Тита Ливия, Тацита, Плутарха (мастера биографического жанра), Аппиана и др. Античной исторической мысли — при всех её достижениях — была чужда идея исторического прогресса: история рисовалась либо как регрессивный процесс, либо как циклический круговорот, повторяющий одни и те же стадии. (Подробнее об античной Историография см. в статьях Греция Древняя, Рим Древний, раздел Культура.) Китайский историк Сыма Цянь (2—1 вв. до н. э.) создал первую всеобщую историю Китая, отойдя от чисто хронологического принципа исторического повествования и пытаясь осветить не только политические, но и др. стороны жизни Древнего Китая.

  Для Историография эпохи феодализма, когда характер исторического мышления определяла преимущественно феодально-церковная идеология, характерен провиденциалистский взгляд на историю, при котором исторические события рассматривались как результат вмешательства божественной воли, как осуществление «божественного плана» (см. Провиденциализм). Этой идеей была проникнута и феодально-христианская периодизация всемирной истории по «четырём монархиям» (Ассиро-Вавилонская, Мидо-Персидская, Греко-Македонская, Римская — последнее «земное» государство) — последовательная их смена рассматривалась как результат божественного провидения. На западноевропейскую феодально-христианскую Историография наряду с Библией огромное влияние оказали философско-исторические концепции христианского теолога Августина Блаженного, на мусульманскую ИсториографияКоран. (о мусульманской арабской средневековой. Историография см. в ст. Арабская культура, раздел Историческая наука.) Наиболее распространёнными формами исторических сочинений наряду с агиографической (житийной) литературой (см. Жития святых) были анналы, «всемирные истории» (например, западноевропейского хрониста Оттона Фрейзингенского, арабского историка ат-Табари) — обзоры всемирной истории от «сотворения мира». Средневековые авторы, как правило, видели лишь внешнюю связь явлений в виде их хронологической последовательности, отсюда характерная форма исторических сочинений с погодной записью событий — анналы, русские летописи (наиболее известный из ранних русских летописных сводов — «Повесть временных лет»). Постепенно происходило усложнение исторического повествования. На смену примитивным анналам приходят более сложные хроники, по мере развития городов появляются городские хроники; в процессе государственной централизации возникают летописные своды (например ,Большие французские хроники 13—15 вв., московские летописные своды 15—16 вв. и др.). Одна из ранних в средневековой Историография попыток перейти от чисто повествовательной истории к изложению исторических событий в их причинной связи (на светской основе) была предпринята в 14 в. арабским историком Ибн Хальдуном, отвергшим объяснение истории с позиций религиозной идеологии и рассматривавшим историю как постоянное изменение быта и нравов людей, как непрерывный процесс возвышения и падения государств.

  Первым этапом в становлении буржуазной исторической мысли была западноевропейская гуманистическая Историография эпохи Возрождения (15—16 вв.). Её наиболее выдающиеся представители увидели движущую силу исторического процесса в политической борьбе партий и социальных групп, сменяющих друг друга у власти (итальянские гуманисты Н. Макиавелли, Ф. Гвиччардини), пытались вскрыть законы исторического развития и связать их с более общими законами, разрабатывая вопросы влияния географической среды на историю (французский мыслитель Ж. Боден). Такой — светский — подход к истории означал разрыв с феодально-теологической её трактовкой и был огромным прогрессивным шагом в развитии Историография Исключительное значение для Историография имело изобретение (середина 15 в.) и распространение книгопечатания. Историки-гуманисты, опираясь на успехи филологии, положили начало систематической критике исторических источников (итальянские гуманисты Флавио Бьондо, Лоренцо Валла и др.), которая стала мощным орудием преодоления представлений, выработанных феодальной Историография Они заложили основы (итальянский гуманист Л. Бруни) новой периодизации истории (деление её на древнюю, среднюю, новую). Гуманистическая Историография подорвала монополию феодальной И в Западной Европе. Представители феодально-абсолютистской и феодально-католической Историография в борьбе с новым пониманием истории обратили большое внимание на собирание, систематизацию и публикацию исторических источников. В 17 в. появляются вспомогательные исторические дисциплины (дипломатика, палеография); болландисты и мавристы издают первые обширные своды средневековых исторических документов. В 18 в. начало собиранию и публикации исторических источников было положено в России (см. ст. Археография).

  В 17 в. голландские и английские буржуазные мыслители (Г. Гроций, Т. Гоббс) предприняли первые попытки создать теории общественного развития на принципах естественного права и др. рационалистических учений; итальянский мыслитель Дж. Вико возродил и развил идею круговорота в истории. С неизвестной до того времени отчётливостью вопрос о законах истории был поставлен французскими просветителями 18 в. Подойдя к истории с позиций рационализма, они искали законы истории или в разумной сущности человека, или во взаимодействии общества с природой, механически уподобляя законы истории законам природы. Французские просветители выдвинули идею создания всеобщей истории человечества, исходя из признания единства судеб человеческого рода (Вольтер), теорию естественного состояния, утверждавшую, что в начале исторического развития человек был только частью природы (Ж. Ж. Руссо), идею непрерывного прогресса в истории (Ж. Кондорсе и др.), разработали учение о влиянии на общественное развитие естественно-географической среды (Ш. Монтескьё). Основным предметом занятия историков они считали не только политическую историю, но и историю культуры (в широком смысле слова). Видные представители английской и шотландской просветительской Историография (Э. Гиббон, У. Робертсон) дали обстоятельное освещение с антиклерикальных и антифеодальных позиций важных периодов европейской истории. Большое значение имели философско-исторические концепции немецких просветителей, особенно Историография Г. Гердера, русских просветителей, особенно А. Н. Радищева, подошедшего к истории с точки зрения революционной борьбы против самодержавия и крепостничества.

  Против просветительской Историография и её идей выступили в начале 19 в. представители реакционного дворянского романтизма. Это направление романтической Историография (особенно сильное в немецкой исторической и историко-юридической науке) отвергало существование переворотов в истории, идеализировало средневековье, отрицало рационалистическое объяснение истории. Однако романтики — при всей реакционности их общих позиций — внесли в поступательное развитие исторической науки плодотворные идеи. Они настаивали на наличии внутренней связи в исторических эпохах, полагая, что современное состояние каждого народа является продуктом его длительного исторического развития, обращали внимание на качественное своеобразие истории отдельных народов и др. Видные представители так называемой исторической школы права в Германии (Ф. К. Савиньи, К. Ф. Эйхгорн) внесли значительный вклад в изучение истории государства и права, базируя свои исследования на тщательном изучении и критике исторических источников. Большую роль в разработке критических методов исследования в исторической науке сыграла классическая филология. Её применение к античной истории (немецкие учёные Ф. А. Вольф, А. Бек и особенно Б. Г. Нибур) означало новую ступень в развитии этой отрасли исторической науки. Л. Ранке (Германия) впервые стал систематически применять к источникам по средневековой и новой истории принцип исследования, ранее выдвинутый филологами-античниками. Прогресс источниковедения позволил приступить к созданию первых научных серийных публикаций источников по истории античности («Корпус греческих надписей» — с 1825, позднее, с 1863 — «Корпус латинских надписей») и средних веков (Monumenta Germaniae historica и др.). В то же время историческая концепция Ранке (провиденциализм, представление о решающей роли идей в истории, утверждение примата внешней политики над внутренней, преимущественное внимание к деятельности «великих людей» и др.) была реакционной; она оказала существенное и длительное влияние на Историография консервативного юнкерско-буржуазного направления в Германии.

  В русской Историография этого времени господствующим было дворянско-монархическое направление (крупнейшие представители 1-й пол. 19 в. — Н. М. Карамзин, М. П. Погодин). Оно отстаивало тезис о решающей роли самодержавия в русской истории, о коренном различии исторического развития России и Западной Европы (в допетровскую эпоху), о неприемлемости для России революционного пути развития. «Скептическая школа» русской Историография (М. Т. Каченовский и др.), требовавшая критического отношения к историческим источникам, начала критический пересмотр многих концепций дворянской Историография

  В 1-й половине 19 в. на прогресс исторических представлений большое влияние оказали философско-исторические концепции утопического социализма (прежде всего А. Сен-Симона) и философия Г. Гегеля, предпринявшего — в рамках идеалистической философии истории — наиболее плодотворную попытку раскрыть внутреннюю связь беспрерывного движения, изменения и преобразования, присущих истории человечества. Идея Сен-Симона о роли классовой борьбы в истории, возникшая из обобщения им исторического опыта Великой французской революции, была воспринята французскими либерально-буржуазными историками эпохи Реставрации — О. Тьерри, Ф. Минье, Ф. Гизо. Несмотря на историческую и классовую ограниченность выдвинутой ими теории классовой борьбы (объяснение происхождения классов из завоевания, отождествление борьбы классов с борьбой «рас»), разработка ими конкретной истории Франции и Англии как истории классовой борьбы была в мировой Историография явлением большого научного значения.

  Признание закономерности исторического развития, стремление установить взаимосвязь исторических явлений и рассматривать историю как процесс развития в первую очередь политических и юридических институтов — при особом внимании к истории государства (с которой нередко отождествлялась история народа) — стали характерными для подхода к освещению истории многими крупными историками 19 в. С этих позиций подошёл, в частности, к рассмотрению русской истории С. М. Соловьев.

  Домарксистская научно-историческая мысль получила высшее развитие в революционно-демократической концепции истории. В исторических взглядах В. Г. Белинского, А. Историография Герцена, Н. А. Добролюбова, Н. Г. Чернышевского, историка-демократа А. П. Щапова нашло выражение приближение исторического познания к материалистическому пониманию истории. Оставаясь, в конечном счёте, на позициях идеализма в области методологии общественных наук, революционные демократы вместе с тем при постановке вопроса об объективных законах истории, которые они считали общими для всех народов, придавали особое значение развитию экономического быта, изменениям в социально-экономическом положении народных масс. Стержнем революционно-демократической концепции явилась идея о решающей роли народных масс в общественном развитии, в ходе которого определяющее значение революционные демократы придавали революционной борьбе угнетённых против угнетателей. Революционно-демократическая концепция истории во многом содействовала подготовке условий для распространения в России материалистического понимания истории.

  Возникновение марксистской Историография Несмотря на значительный прогресс исторического познания, для всей домарксистской Историография было характерно идеалистическое истолкование основных причин развития общества. С распространением К. Марксом и Ф. Энгельсом диалектического материализма на область общественных явлений история впервые получила последовательно научную методологическую основу. Возникновение материалистического понимания истории стало переломным этапом в развитии познания общественной жизни. Марксизм доказал, что движущие силы истории определяются материальным производством, возникновением, развитием и гибелью различных способов производства, порождающих всю общественную структуру. В законах развития способов производства был найден ключ к исследованию самодвижения человеческого общества. Тем самым был указан путь «...к научному изучению истории как единого, закономерного во всей своей громадной разносторонности и противоречивости, процесса» (Ленин В. Историография, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 26, с. 58). Применение в качестве руководящего методологического принципа учения об общественно-экономических формациях к анализу конкретных общественных явлений давало возможность «...правильно и точно изобразить действительный исторический процесс...» (там же, т. 1, с. 164). На этой основе Маркс и Энгельс показали, что сам объективный ход истории ведёт к победе пролетариата над буржуазией, к ликвидации в результате социалистической революции капитализма, к победе коммунизма. Выявление Марксом и Энгельсом значения классовой борьбы и революций в истории, всемирно-исторической миссии рабочего класса, роли диктатуры пролетариата, пролетарской партии вооружало историческую науку пониманием главных и решающих вопросов общественного развития. Тем самым историческое познание было органически соединено с практикой революционной борьбы пролетариата.

  Огромное значение для развития марксистской исторической науки имел «Капитал» Маркса. С появлением «Капитала» (1-й том вышел в свет в 1867) материалистическое понимание истории из научной гипотезы было превращено в подтвержденную всесторонним анализом капитализма строгую научную теорию, которая стала синонимом единственно научного восприятия истории (см. там же, с. 140). Маркс и Энгельс дали образцы применения диалектико-материалистического метода не только в разработке общефилософских и экономических проблем, но и проблем конкретной истории. Это нашло отражение в таких исторических исследованиях, как «Классовая борьба во Франции», «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» Маркса, «Крестьянская война в Германии», «Происхождение семьи, частной собственности и государства» Энгельса и др. Наиболее полное освещение получили в трудах Маркса и Энгельса история капиталистического общества, история буржуазных революций, история рабочего и национально-освободительного движения, но ими были разработаны и многие кардинальные проблемы истории докапиталистических формаций.

  См. также статьи Исторический материализм, Марксизм-ленинизм, Маркс К., Энгельс Ф.

  Буржуазная Историография 2-й половины 19 — начала 20 вв. Буржуазная историческая наука 2-й половины 19 в. имела крупные успехи в области накопления фактов и первоначальной обработки собранного материала, повышения уровня исследовательской работы, её техники, развития вспомогательных исторических дисциплин, публикации исторических источников. Совершенствовалась организация исторической науки и исторического образования — повсеместно в университетах создавались кафедры истории и исторические семинары, возникали многочисленные исторические общества, быстро увеличивалось число исторических журналов. Происходило расширение проблематики, изучаемой исторической наукой. История политических событий по-прежнему занимала в буржуазной Историография доминирующее положение. Однако буржуазная Историография приступила к более или менее широкому исследованию истории духовной и материальной культуры, истории социально-экономического быта, промышленности, торговли и несколько позднее — к истории социальных движений. В исторических исследованиях стал использоваться сравнительно-исторический метод, историки всё чаще стали обращаться к статистике. Крупными успехами было отмечено исследование ранних этапов развития человеческого общества. В работах американского учёного Л. Г. Моргана впервые получила широкое истолкование проблема рода как универсальной формы организации первобытного общества. Трудами немецкого учёного Г. Л. Маурера, основателя общинной теории, было доказано, что частная собственность на землю не являлась изначальной формой землевладения. Одним из крупнейших исследований в области античной истории, оказавших существенное влияние на дальнейшее развитие буржуазной Историография античности, была «Римская история» немецкого историка Т. Моммзена. В проблематике медиевистики важное место занимал вопрос о происхождении западноевропейского феодализма. В поисках ответа на него возобновилась начавшаяся ещё в 18 в. полемика между так называемого германистами и романистами о роли германских и римских институтов в формировании феодализма. Среди буржуазных медиевистов как историко-правового (Маурер, Г. Вайц, П. Рот и др. в Германии, У. Стебс и др. в Великобритании), так и историко-экономического направления (оно приобретало всё большее влияние с середины 70-х гг.) господствовали представления о качественном отличии средневекового общества от позднеримского, подчёркивалась решающая роль свободного крестьянства и общины в раннее средневековье (её значение признавали и представители вотчинной теории 2-й половины 19 в. — немецкие учёные К. Т. Инама-Штернегг, К. Лампрехт и др.). Буржуазные исследователи истории нового времени активизировали изучение проблем буржуазных революций. Во французской Историография в борьбе с клерикально-монархическим, буржуазно-дворянским и др. реакционными направлениями (А. Токвиль, Историография Тэн и др.) усиливается (с 70—80-х гг.) либерально-республиканская традиция в изучении Великой французской революции (А. Олар и его школа). Английская либеральная Историография, отражая растущую консервативность английской буржуазии, противопоставляла (вслед за Т. Б. Маколеем) бескровную «Славную революцию» 1688—89 «крайностям» революционных событий 40-х гг. 17 в.; была создана концепция английской революции как чисто религиозной, «пуританской» революции, революции без классовой борьбы (С. Р. Гардинер).

  Развитие буржуазной Историография 2-й половины 19 в. в ведущих европейских странах и в США проходило под сильным воздействием позитивизма (О. Конт, Г. Спенсер и др.). Общими, наиболее характерными чертами позитивистской Историография являлись: критика традиционной Историография (сводившей задачу историка к описанию отдельных событий и деятельности «великих людей»), усиление внимания к экономической и социальной истории, отказ от умозрительных, спекулятивных построений в пользу накопления, тщательной критической проверки и описания «позитивных» исторических фактов. В этом отношении позитивистский этап в Историография означал известный шаг вперёд в развитии буржуазной исторической науки. В то же время позитивистскую Историография характеризовали механическое толкование идеи исторической закономерности, отрицание революционных скачков в истории и проповедь эволюционизма, агностицизм в объяснении сущности и причин исторических явлений. Развивавшаяся в период завершения в основных капиталистических странах промышленного переворота, в условиях роста рабочего движения и классовой борьбы пролетариата, позитивистская Историография своим остриём была обращена против марксистского мировоззрения и молодой марксистской Историография

  В Великобритании историки либерально-позитивистского направления создают первые крупные труды по экономической истории (Т. Роджерс, У. Кеннингем), обобщающие синтетические работы («История цивилизации в Англии» Г. Бокля, «История английского народа» Дж. Грина). Интенсивно развивалась позитивистская Историография в США, особенно после Гражданской войны 1861—65; большое значение имели труды историка и социолога Дж. Дрейпера. В русской Историография новым явлением были работы В. О. Ключевского, концентрировавшего своё внимание в исследовании русского исторического процесса на анализе социальных и экономических факторов (особенно в работах 80-х гг.) и противопоставлявшего во многом свои взгляды историческим концепциям господствовавшей ранее в русской Историография государственной школы (Б. Н. Чичерин, К. Д. Кавелин и др.). Под сильным влиянием позитивизма сложилось мировоззрение Н. П. Павлова-Сильванского, отстаивавшего идею единства русского и западноевропейского исторического процесса и доказывавшего наличие феодализма в средневековой Руси (что отрицалось тогда русскими буржуазными и дворянскими историками). С 70—80-х гг. вырастает влиятельное либерально-позитивистское направление русских историков, изучающих западноевропейскую историю (Н. Историография Кареев, М. М. Ковалевский, П. Г. Виноградов, Историография В. Лучицкий, позднее Д. М. Петрушевский, А. Н. Савин); особенно крупный вклад они внесли в разработку аграрной истории Франции и Англии. В Германии влияние позитивизма было незначительным (крупнейший германский историк-позитивист — К. Лампрехт). Здесь после объединения страны «сверху» отчётливо проявилось сближение либерального и консервативного (идущего от Л. Ранке) направлений в Историография Историки «мало-германской» школы (Г. Зибель, Г. Трейчке, Историография Дройзен и др.) в своих исторических сочинениях создали легенду об «исторической миссии» прусской династии Гогенцоллернов как «собирателей и объединителей» Германии.

  С конца 19 — начала 20 вв. в буржуазной Историография появляются признаки кризиса, распространившегося в первую очередь на область методологии истории. Социальные причины кризиса были связаны с наступлением эпохи империализма и обострением противоречий капиталистической системы, гносеологические — с крахом позитивистского подхода к историческому процессу, отчётливо проявившимся в эти годы. В буржуазной Историография ведущих капиталистических стран намечается тенденция к пересмотру теоретико-методологических основ истории как науки (отказ от признания закономерного и прогрессивного характера общественного развития, единства мирового исторического процесса, объективного характера самого исторического знания); усилились тенденции к сближению истории с литературой, искусством (а не с точными науками, что было характерно для позитивизма). Особенно отчётливо эти симптомы обозначились в Германии [распространение взглядов «идиографической» баденской школы неокантианства (В. Виндельбанд, Г. Риккерт), М. Вебера, выступление против идеи исторической закономерности историков Г. фон Белова, Ф. Мейнеке, Г. Онкена и др.]. «Антипозитивистская реакция» отчётливо проявилась и в итальянской Историография, где на смену переживавшим кризис традиционным, отчасти связанным с позитивизмом школам («критико-филологической», «экономико-юридической») пришла в качестве господствующей неогегельянская «этико-политическая» концепция истории Б. Кроче (сохранившая влияние в итальянской Историография и в 20 в.).

  Конец 19 — начало 20 вв. — эпоха выдающихся археологических открытий (см. в ст. Археология), осваивавшихся исторической наукой. Историография продолжает накопление фактического материала, добивается успехов в изучении отдельных сторон исторического процесса. Историки проявляют всё большее внимание к проблемам экономики и социальных отношений (в том числе и древней истории — немецкие историки Э. Мейер, Р. Пёльман и др.). Укрепляются организационные основы исторической науки и исторического образования, появляются фундаментальные обобщающие труды (например, «Кембриджская история», «Всемирная история» Э. Лависса и А. Рамбо, «История Западной Европы в новое время» Н. Историография Кареева). Во Франции создаются крупные исследования по истории Великой французской революции (А. Олар и его школа, А. Матьез), труды по социальной и экономической истории (Э. Левассёр, Ж. Вейль), фундаментальная, написанная с прогрессивных позиций «Социалистическая история» под редакцией и при участии Ж. Жореса. В США закладываются основы влиятельного направления буржуазного экономизма: появляются труды Ф. Тёрнера о «подвижной границе» США как важнейшем факторе их истории в новое время. В этот период создаёт свои первые работы Ч. Бирд, стремившийся найти социально-экономические корни политической борьбы в США в годы первой американской революции.

  Вместе с тем и в области конкретно-историографической работы конец 19 — начало 20 вв. знаменуется усилением реакционных тенденций. Возникшее на рубеже 19—20 вв. так называемое критическое направление подвергло пересмотру (с реакционных методологических позиций) либеральные исторические концепции, господствовавшие в буржуазной Историография 2-й половины 19 в. Усилилась присущая буржуазной Историография модернизация истории. Стремясь доказать извечность капиталистического строя, историки этого направления «находили» капитализм в античности (Э. Мейер) и в средние века (австрийский историк А. Допш). Всё более широкое признание получала в буржуазной Историография идея «непрерывности» (континуитета) при переходе от античности к средневековью (выдвинута французским историком Н. Д. Фюстель де Куланжем), связанная с отрицанием революционных скачков в истории. В России ярким проявлением кризиса буржуазной исторической науки было возрождение представлений о принципиально различном историческом развитии России и Западной Европы (прежде всего в работах П. Н. Милюкова), влияние идей неокантианства в методологии (А. С. Лаппо-Данилевский, Д. М. Петрушевский). Усилившиеся реакционные течения в буржуазной Историография были направлены не только против марксизма, но и против различных вариантов либерального и демократического подхода к историческому процессу (правобуржуазная Историография во Франции, пангерманская Историография, экспансионистская школа в изучении политики США, шовинистическое направление в итальянской Историография и т. д.).

  Марксистское направление в Историография конца 19 — начала 20 вв. Начало ленинского этапа в марксистской Историография В конце 19 — начале 20 вв. в противовес господствующей буржуазной Историография и в борьбе с ней развивается марксистское направление Историография Г. В. Плеханов, Ф. Меринг, А. Бебель, П. Лафарг, Дж. Коннолли, А. Лабриола, Д. Благоев и др. его представители внесли серьёзный вклад в научную разработку истории рабочего движения, капитализма, крестьянства и крестьянских движений, революций, общественной мысли и др. проблем. Вместе с тем отрицательное влияние на развитие марксистской исторической мысли оказывал усилившийся оппортунизм ряда идеологов 2-го Интернационала (германские социал-демократы Э. Бернштейн, К. Каутский, Г. Кунов и др.), который отразился и на их исторических взглядах по многим важным проблемам (истории капитализма, международного рабочего движения, колониальной политики и др.).

  Начало новому этапу в развитии марксистской исторической мысли положили труды В. Историография Ленина. Особенно большое значение для Историография имела разработка Лениным теоретико-методологических основ общественных наук (в том числе исторической науки) — развитие материалистической теории познания, диалектико-материалистического историзма, отстаивание научного положения о существовании объективных исторических законов, возможности познания исторических явлений, разработка принципов партийности в истории науке, классового подхода к оценке исторических событий («Что такое “друзья народа” и как они воюют против социал-демократов?», «Материализм и эмпириокритицизм» и др. работы). Всё это было особенно важно в условиях начавшегося теоретико-методологического кризиса буржуазной исторической науки. Ленин в борьбе с буржуазной и реформистской Историография развил и обогатил марксистскую концепцию всемирно-исторического процесса. Он разработал проблемы социалистической революции, роли народных масс в истории буржуазной революций, рабочего, демократического и национально-освободительного движения и др. Прочная методологическая база для научного изучения истории новейшего времени была заложена В. Историография Лениным в его теории империализма («Империализм, как высшая стадия капитализма» и др. работы). Ещё в работах 90-х гг. («Развитие капитализма в России» и др.) Ленин заложил основы марксистской концепции русского исторического процесса. В трудах Ленина были принципиально решены такие кардинальные проблемы русской истории, как периодизация истории России и русского революционного движения, особенности феодального строя в России, генезис капитализма, вопросы пореформенного социально-экономического и политического развития России, внутренней и внешней политики царизма и многое другое. Марксистская концепция русской и всемирной истории разрабатывалась в России целым рядом деятелей партии, публицистов, историков.

Марксистская Историография в СССР и других странах после 1917. Победа Великой Октябрьской социалистической революции в России впервые создала условия для превращения марксистского направления Историография в господствующее направление исторической науки целой страны. Формирование советской исторической науки происходило в ожесточённой идейной борьбе против буржуазно-помещичьих и меньшевистских исторических концепций, в борьбе с троцкистскими, каутскианскими и др. искажениями истории. Советская историческая наука опиралась на основополагающие труды Маркса, Энгельса, Ленина. Огромное значение имело дальнейшее развитие Лениным в послеоктябрьский период марксистской концепции исторического процесса — обобщение опыта подготовки и проведения Октябрьской революции, первых лет Советской власти, истории партии, истории международного рабочего и национально-освободительного движения и многого другого. Потребности социалистического строительства, задачи коммунистического воспитания трудящихся и борьбы с враждебной идеологией выдвинули на первый план в молодой советской Историография необходимость разработки новой исторической проблематики. Исследование советскими историками первого поколения (А. А. Адоратский, М. Н. Покровский, Историография Историография Скворцов-Степанов, Е. М. Ярославский, В. Историография Невский, Ф. А. Ротштейн, М. С. Ольминский, Н. Н. Батурин, М. П. Павлович и др.) актуальных проблем отечественной и всеобщей истории явилось важным этапом в становлении советской марксистской Историография Они разрабатывали важнейшие проблемы новой и новейшей истории: история буржуазных революций (особенно Великой французской революции), Парижской Коммуны, возникновения и развития марксизма, русского революционного движения, большевизма, Великой Октябрьской революции, национально-освободительных движений и др. Исследование этой новой исторической проблематики было орга

В Большой Советской Энциклопедии рядом со словом "Историография"

«Историк-марксист» | Буква "И" | В начало | Буквосочетание "ИС" | Историческая география


Статья про слово "Историография" в Большой Советской Энциклопедии была прочитана 42323 раз


Интересное